Как проходит легализация азартных игр в Украине

Подробнее
Количество выданных лицензий:
40
Сумма поступлений в бюджет:
1700 млн
грн

Уже не Киргизия, но еще не Грузия. Топ-менеджер Shangri La о всех сложностях открытия казино в Украине

17 апреля 2021, 08:00
Цей матеріал також доступний українською

НВ Азарт пообщался с главным исполнительным директором компании Storm International Дарреном Кином и узнал, в чем главная проблема закона о легализации игорного бизнеса в Украине, почему парламент Грузии должен стать примером для Верховной Рады и как можно построить казино даже в киргизском анклаве.

В Украине выдали уже 17 лицензий для игорного бизнеса, включая онлайн и наземные казино, залы игровых автоматов и букмекерские конторы.

Все предприятия готовятся к запуску в ближайшее время, но одна компания ждала легализации в Украине больше остальных. Речь идет о пока единственном иностранном игроке на новом легальном рынке азартных игр в Украине — международной игорной компании Storm International.

Видео дня

За последние несколько десятков лет казино и залы игровых автоматов Storm International появились во многих странах постсоветского пространства. После закрытия российского рынка в компании возлагают большие надежды на легализацию игорного бизнеса в Украине.

Ранее НВ Азарт общался с основателем Storm International Майклом Боттчером, который рассказал нам о своей карьере и долгом пути в Украину.

На этот раз мы поговорили с CEO компании — Дарреном Кином, который, как и Боттчер, начинал карьеру в казино с должности обычного дилера много лет назад, а теперь стал ее ключевым менеджером.

У вас с Майклом Боттчером довольно похожие истории, с той лишь разницей, что вы начали работать крупье в конце 1980-х. Что помогло вам сохранить бизнес и партнерские отношения в течение многих лет?

Даррен Кин (Фото: Storm International)
Даррен Кин / Фото: Storm International

Я и Майкл начинали карьеру с самого низа, когда мы работали крупье, — начальной позиции для казино. Это позволило нам узнавать и ощущать игорный бизнес с самых разных сторон.

Иногда люди попадают на руководящие должности в подобных компаниях без опыта работы непосредственно в игорных залах. В таком случае они не могут до конца понимать менталитет игорного бизнеса, его персонал или посетителей. Так что самое главное — это полный опыт игорного бизнеса. Я и Майкл придерживаемся одинаковых взглядов на то, как правильно управлять казино.

Помимо того, что мы разделяем эти общие интересы с Майклом, наиболее важной частью нашего партнерства со Storm International является честность и профессионализм.

Эти качества очень важны, поскольку любой человек может найти инвестора, но найти операционную компанию, которая может разрабатывать, проектировать, создавать и управлять казино успешно долгое время — это довольно трудно. Тем более в разных странах, с разными языками и культурами.

В этом смысле у нас есть очень хорошая репутация и долгая история, благодаря чему наше партнерство существует так долго. Где бы мы ни находились, наши партнеры понимают, что у нас есть знания, огромные базы данных о наших игроках, более 30 агентов и различные технологии управления, которые никто не может скопировать.

— Думали ли вы когда-либо об уходе из компании?

— Нисколько. Для меня Storm International — это наивысший уровень. Это похоже на семью, поскольку это частный бизнес и каждый человек в совете директоров нашей компании работает здесь в среднем 16−17 лет. Лично я работаю здесь 27 лет, — с 1994 года, когда я стал частью казино в Венесуэле.

Прежде всего, это хорошая компания потому что у нее есть собственная философия. Все люди в нашей компании понимают, что они могут совершить ошибку, признать это и у них не будет никаких проблем. Таким образом мы поощряем обучение, а не только зарабатывание денег.

Мы настаиваем на том, чтобы все наши менеджеры из разных частей мира учили язык страны, в которую они едут работать. У нас есть британцы, которые говорят по-армянски или австралийцы, которые говорят по-грузински. Надеюсь, что через два года я тоже смогу говорить с вами по-украински.

Это очень важно для мультинациональной компании. Наши сотрудники должны воспринимать культуру страны, в которой они работают, это основополагающий момент. Менеджер из Армении не может наверняка знать, как нужно решать проблемы в Украине, поскольку каждая страна имеет свои особенности.

Все наши менеджеры понимают это сейчас. В Украине у нас будет один главный менеджер из Великобритании, второй — из Австралии, а также специалисты из Грузии, Беларуси, России, Латвии и Армении. Это по-настоящему мультинациональная компания.

— Сколько людей работает у вас?

— На данный момент у нас есть больше 3000 сотрудников, а в период лучшего развития для компании в конце 2000-х у нас было около 6500 человек. Надеюсь, что у нас получится вернуться к этой цифре в скором времени.

Последние 10 лет у нас было очень много взлетов и падений из-за финансовых кризисов, закрытия рынка в России, теперь COVID-19, но мы по-прежнему живы, мы по-прежнему работаем и, самое главное, мы надеемся, что сможем расти в Украине.

— Вы открывали рынки Таджикистана и Республики Киргизия для Storm International. Какие особенности этого региона вы можете выделить как менеджер игорного бизнеса?

— Ключевой момент здесь состоит в том, что когда Россия закрыла все казино на территории своей страны в 2009-м у нас появилось огромное количество менеджеров среднего и высшего звена, которые говорили по-русски и которые отвечали за развитие чрезвычайно популярного и успешного бренда в этой части мира.

Поскольку со времен СССР Москва была центром международной торговли, даже когда мы закрыли свои казино и залы игровых автоматов там — у нас остались огромные базы данных об игроках из Армении, Грузии, Азербайджана, Таджикистана, Казахстана, Украины.

Было логично попытаться открыть бизнес в этих странах и попытаться заработать на узнаваемости нашего бренда, его репутации и использовать для этого менеджеров, которые были знакомы с культурами соседних государств.

Конечно, у каждой страны есть свои культурные особенности, но законы об азартных играх были примерно похожи как в Беларуси, так и в Армении или Грузии. Похоже, что у руководства этих стран было что-то вроде общего шаблона для создания закона.

Когда мы только узнали о закрытии легального рынка азартных игр в России и появлении неподходящих игорных зон — нам стало абсолютно неинтересно оставаться там и мы решили развиваться в других странах. Тогда мы уже изучали возможность открытия бизнеса в Мексике, также запустились в Германии, но, опять-таки, учитывая нашу базу данных об игроках из стран бывшего СССР — было логично начать работу именно здесь.

Нет смысла открывать казино Shangri La в Ботсване, потому что там никто не знает этот бренд. Но о нем знают практически все, например, в Армении, Грузии и Таджикистане.

— Правда ли, что у вас было казино, которое находилось в сельской местности на границе Таджикистана и Республики Киргизия?

— Да, у нас было такое казино.

По закону, оно располагалось на территории Республики Киргизия, где были разрешены азартные игры, в отличие от Таджикистана.

Но неподалеку границы между этими государствами, вблизи города Худжанд, существует анклав, который принадлежит Республике Киргизия. Мы воспользовались законными преимуществами и открыли казино по сути через дорогу от Таджикистана. Это довольно забавная история.

Раз уж мы вспомнили Республику Киргизия, отмечу, что эта страна полностью поменяла свое правительство путем военного переворота в 2010—2011 годах, и с тех пор у них запрещены азартные игры.

Сейчас мы получили предложение от властей Республики по поводу возможного открытия казино неподалеку Бишкека. Они понимают, что сейчас у государства нет никакого дохода от азартных игр и игорного туризма, а взамен существуют только подпольные заведения.

Поэтому они переделали закон, сделали его дружелюбным к иностранцам и снова открыли страну для бизнеса.

— Еще шесть лет назад вы говорили о возможном инвестировании в Украину, и только в прошлом году власти нашей страны приняли закон о легализации. Что изменилось за это время?

— Мы ждали этого очень долго и я много раз был в Украине за последние годы.

Сейчас мы рады, что закон наконец приняли и что мы сможем открыть свои игорные заведения в ближайшее время. Мы очень рады дать работу людям из Украины и помочь экономике страны с новыми налоговыми поступлениями.

Существует только одна вещь, которой мы не рады. Точнее, один закон. Этот закон касается налогообложения выигрышей игроков, и мы очень надеемся, что его так или иначе изменят.

Поставьте себя на место игрока: вы приходите в казино и тратите, скажем, $1000 ежедневно в течение пяти дней, постоянно проигрывая. На шестой день вы выигрываете $5000, и теперь вы должны заплатить налоги.

На самом деле вы не выигрываете ничего, поскольку перед тем вы потратили $5000, но даже за этот выигрыш вы должны заплатить налог. Кроме этого, если это доход на прибыль — он должны быть годовым, а не ежедневным.

А теперь поставьте себя на место игрока из другой страны, который тратит много денег на посещение казино. Он может поехать в Тбилиси или Минск и сохранить все, что он выиграл, но если он поедет в Киев — ему придется отдать 20% своего выигрыша, если этот выигрыш составляет больше $1700.

Вряд ли это хорошая идея и именно этот фактор может стать барьером для развития международного туризма. Это ужасно, поскольку как у Украины в целом, так и у таких городов как Киев и Одесса в частности есть отличная возможность для того чтобы стать настоящим хабом азартных игр в этой части мира.

Здесь есть отличные аэропорты, хорошие дороги, но закон о налогообложении выигрышей — это самоубийство. Я знаю, что это еще не финальная версия и в парламенте еще обсуждают конечный вариант налогообложения, но, в любом случае, у вас не должно существовать никаких налогов на выигрыш для иностранцев.

Что касается самих украинцев, — у ваших соседей в Румынии налогом в 16% облагаются только выигрыши больше $15 тыс. евро. В Украине сейчас этот порог установлен на отметке $1700 и это большой дисбаланс.

— Но в странах Балтии есть похожие налоги на выигрыш…

— Да, это так, но именно по этой причине мы недавно закрыли свои казино там. Сначала мы закрыли их из-за пандемии COVID-19, но налоги на выигрыш не позволяли развивать международный игорный туризм в этой стране.

Для наших клиентов нет смысла лететь в Ригу, поскольку они могут полететь в Тбилиси и играть там без каких-либо налогов.

Я считаю, что правительство должно консультироваться с экспертами перед принятием подобных решений. Это могут быть группы инвесторов, руководителей игорного бизнеса и другие люди, которые могут дать совет по поводу закона и сделать его выгодным для самой страны.

В случае с Украиной, 90% закона — очень хорошие, и лишь другая малая часть представляет проблемы. Если властям удастся повысить порог необлагаемого выигрыша или убрать этот налог совсем — Украина сможет развивать международный игорный туризм.

У людей, которые посещают казино в разных странах есть деньги, и они тратят эти деньги на авиабилеты, отели, рестораны, ночные клубы, бары, салоны красоты, — деньги тратятся на все, не только на казино. Фактические расходы на игровой туризм намного превышают расходы исключительно на казино.

— Несколько лет назад вы говорили, что если в Украине разрешат открывать казино только на территории отелей — это ограничит возможности операторов азартных игр. Сейчас вы думаете так же?

— Нет, теперь я согласен с тем, что открывать казино на территории отелей — хорошая идея. Я думаю, что это может привести к строительству многих отелей-казино и закон это поддерживает, предоставляя возможность не оплачивать лицензии первые 10 лет.

Но, повторюсь, для того чтобы инвестировать сотни миллионов долларов в строительство такого казино и приглашать туда игроков из других стран, — вы должны быть уверены, что налоги будут приемлемыми для ваших клиентов. Налог на выигрыш не позволит людям строить казино и отели.

— Сейчас ваша компания — единственный иностранный инвестор на новом легальном рынке азартных игр в Украине. Почему вы решились на такую рискованную инвестицию?

— Я бы не называл это рискованным шагом. Мы изучали ситуацию в Украине в течение последних 10 лет, были очень заинтересованы в этом, поскольку страна действительно может стать международным игорным центром.

Нужно понимать, что большие международные компании, которые оперируют в Макао или Лас-Вегасе, не обязательно захотят быстро инвестировать в Украину. Сначала им нужно понять, что они смогут получить от этого рынка, как на него влияет государство и т. д.

Например, Лас-Вегас сейчас переживает не самые лучшие времена из-за того, что компании там начали работать над развитием индустрии развлечений, а не только над доходами от игр. А еще там есть налог на выигрыш, который больше не привлекает иностранцев.

В то же время, город-государство Сингапур остается номером один в плане доходов от азартных игр. Эта страна делает все, чтобы поощрить иностранных игроков, там нет налогов на выигрыши. Высокие налоги на все остальное, но нет налогов на выигрыш в казино.

Вдобавок, жителям Сингапура не разрешается играть в местных казино, поэтому можно сделать вывод, что казино там существуют исключительно для иностранных игроков, и это делает внутренние игорные компании самыми успешными в мире.

Сингапур сделал все на 100%, а Украина — пока только на 90%.

— В каких городах, кроме Киева, вы планируете открывать казино в Украине?

— Честно говоря, все будет зависеть от изменений вашего налогового законодательства. Это действительно очень важный момент.

Мы уже знаем о законе, разрешающем азартные игры в Республике Киргизия, в Узбекистане готовят легализацию букмекерских контор онлайн, и во многих других странах, которые нам интересны, тоже готовят интересные для нас предложения.

Как для международной компании, присутствие в как можно большем количестве стран — это очень хорошо. У нас по-прежнему есть большие планы на Украину, но сейчас нужно немного отследить рынок, прежде чем идти дальше.

Здесь сложилась довольно странная ситуация, поскольку закон приняли очень быстро, но изменения к налоговому кодексу еще не готовы. И теперь компании арендуют место, строят локации, заказывают оборудование, платят зарплату персоналу, но все еще не знают, какие налоги им придется платить.

Очень сложно работать в таких условиях.

— Как пандемия COVID-19 отразилась на работе вашей компании?

— Будущее нашей компании — это как наземные заведения, так и онлайн-платформы. Существует некая синергия между ними, несмотря на то, что пользователи офлайн- и онлайн-заведений, как правило, редко пересекаются.

Я не думаю, что в ближайшее время произойдет еще одна большая пандемия, которая окажет такое же финансовое влияние на нас, как COVID-19. Но мы извлекли много уроков за последний год.

Мы знаем, что, возможно, запускаемся в Украине не в самое лучшее время, и это еще одна причина того, почему здесь нет других иностранных инвесторов. Но поскольку здесь нет такого количества премиальных отелей, в которых можно открыть казино, — мы не могли ждать еще дольше, если мы хотели появиться в Киеве.

— Какие рынки являются наиболее прибыльными для Storm International сейчас?

— На данный момент это, скорее всего Минск. В большей степени это связано с тем, что страна ввела несколько дополнительных авиарейсов во время пандемии.

До карантина самой прибыльной была Грузия, но сейчас наше казино там все еще закрыто из-за коронавируса и мы планируем запустить его в ближайшие недели. А в нынешних условиях, благодаря множеству прямых рейсов в Минск из таких стран как Турция, рынок Беларуси растет.

Почему Грузия была самой прибыльной?

— Грузия — это место, в котором очень легко вести бизнес. Очень высокая стоимость лицензий для игорного бизнеса там в некоторой степени даже помогла, поскольку это позволило ограничить количество казино.

Руководство этой страны выполнило отличную работу в плане развития игорного рынка. Сейчас около 75% бизнеса в стране приходится на иностранных игроков и только 25% - на местных.

Имея прямое авиасообщение с ОАЭ, Ираном, Ираком, Кувейтом, у Грузии есть возможность принимать на выходные огромное количество игроков, которые не могут играть в своих странах. И эти игроки везут свои деньги в Грузию, в прямом смысле этого слова.

В Грузии сделали так, чтобы иностранцам было удобно приехать и потратить деньги: там нет налога на выигрыш, а также существуют упрощенные правила въезда и получения виз.

— Как сделать это в Украине, где у игорного бизнеса, мягко говоря, не самая лучшая репутация?

— К сожалению, ошибка Украины заключается в том, что игорный бизнес здесь не легализовали раньше.

В любой стране мира, где запрещены азартные игры, все равно будет существовать определенное количество людей, которые хотят играть. Как правило, это около 3−5% населения. Они могут начать играть онлайн, найти нелегальные казино, которых было очень много в Украине в течение последних лет. Таким образом, правительство не получало дополнительные налоговые поступления.

У некоторых из этих людей, очевидно, будет игровая зависимость. Но главная отличительная черта нелегального бизнеса — ему наплевать на принципы ответственной игры и помощь людям, которые страдают от игромании.

В такой ситуации любое правительство мира должно легализовать азартные игры, получать с этого налоги, урегулировать рынок, защищать собственных граждан и дать тысячам людей возможность работать в новой интересной отрасли. Некоторые страны могут запрещать играть местным пользователям, а некоторые — вводить ограничения.

Если страны этого не делают — сами операторы азартных игр, такие как мы, должны сделать это. Мы не заинтересованы в том, чтобы какой-то человек потерял огромное количество денег или в том, чтобы к нам ходили 19-летние посетители со своими последними деньгами.

Поэтому мы подняли минимально допустимый возраст игроков выше допустимого во многих странах и предлагаем медицинскую помощь всем людям, которые в этом нуждаются. Мы очень серьезно относимся к принципам ответственной игры, и все наши менеджеры обучены выявлять проблемных игроков. Мы также сотрудничаем с клиникой в Киеве, которая сможет помогать людям с зависимостью.

В Великобритании и Америке казино относят к тем же категориям, что и развлечения, ночные клубы и т. д. Точно так же, по нашему мнению, они должны выглядеть в Украине, если профессиональные компании, подобные нашей, выйдут на рынок.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Advertisement
Показать ещё новости
Радіо НВ
X