Как проходит легализация азартных игр в Украине

Подробнее
Количество выданных лицензий:
40
Сумма поступлений в бюджет:
1700 млн
грн

«Вопреки скептикам». Глава Комиссии по азартным играм Иван Рудый о том, как создать госорган с нуля и привлечь в бюджет 1,5 млрд грн

26 октября 2021, 20:00
Цей матеріал також доступний українською
Председатель КРАИЛ Иван Рудый (Фото:UGC)

Председатель КРАИЛ Иван Рудый (Фото:UGC)

С момента легализации азартных игр в Украине прошло больше года. За это время 34 легальных оператора получили лицензии, а в бюджет страны поступило около 1,3 млрд грн. О том, что происходит с легальным рынком азартных игр, рассказывает глава КРАИЛ Иван Рудый.

22 октября 2021-го Кабинет министров Украины объявил конкурс на должность председателя Комиссии по регулированию азартных игр и лотерей (КРАИЛ). Это новый государственный орган, который был создан осенью 2020-го с целью регулирования рынка игорного бизнеса.

Видео дня

Требования к претендентам на должность главы КРАИЛ включают наличие степени магистра в области экономики, юриспруденции, публичного управления или администрирования. Как и общий стаж работы не менее семи лет, включая не менее трех лет на руководящих должностях. Оклад председателя Комиссии составит 33 600 грн без учета надбавок.

В этом конкурсе будет участвовать нынешний глава КРАИЛ — 33-летний Иван Рудый, ветеран войны на Донбассе и капитан национальной сборной Украины в Играх Непобежденных.

За год работы КРАИЛ к этому органу скопилось много вопросов, среди ключевых проблем сферы — продолжение работы подпольных казино и буксующее принятие закона о налогах для игорной индустрии. А недавно в Комиссии провели обыски и арестовали ее члена, бывшего координатора международных проектов НАТО Евгения Гетьмана. Его подозревают во взятке в размере $90 тыс.

И за этот же год небольшой штат сотрудников КРАИЛ обеспечил лицензирование 34 операторов азартных игр в Украине. Поступления в госбюджет от этих операторов и компаний-игорных разработчиков приближаются к заявленной цифре в 1,5 млрд грн.

Чего достигла Комиссия и что тормозит легализацию — рассказывает действующий председатель КРАИЛ Иван Рудый.

一 Как вы относились к игорному бизнесу до его легализации в Украине?

一 С пониманием и уважением. Считаю, что это абсолютно здравая сфера, которая необходима современному государству. То, что у нас ее загнали в тень — одна из самых больших ошибок.

Тысячи людей остались без работы, деньги ушли в тень, и с этими проблемами мы боремся до сих пор. Нелегалы очень сильно окрепли, ведь для этого существовали все условия.

一 Что вы знали о нелегальном игорном бизнесе до 2019 года?

一 Все видели, как на каждом шагу появлялись киоски под видом лотереи, и это были совсем не лотереи.

Вариантов вести нелегальный бизнес в целом было очень много. Начиная от того, что сами казино работали «по звонку», и правоохранители делились с ними информацией о том, когда их будут проверять, получая за это процент.

Позже появились так называемые «казино на выезд»: грубо говоря, снимался большой коттедж, туда ехали люди с оборудованием, которые приглашали гостей и проводили игры.

По моему глубокому убеждению, все это произошло потому, что за год-полтора до запрета игорного бизнеса в Украине его запретили в России. И за время, пока эта сфера работала у нас, а в России была запрещена, миллиарды перетекли в Украину. Потом просто поступил звонок, после которого в Украине запретили азартные игры. Вот и все.

一 Почему вы решили податься на должность главы КРАИЛ?

一 Ходили слухи, что если этот орган появится — потенциально это будет очень коррумпированная организация. Я понимал, что эту историю нужно возглавить только с чистыми мыслями.

На примере этой реформы нужно было показать, что Украина готова к нововведениям, и готова честно вести свою политику. Я подумал, что если это нужно сделать хорошо — нужно сделать это самому. В моем понимании это было круто.

一 Как вы оцениваете работу КРАИЛ за год?

一 В целом, оцениваю круто. Я называю это паровозиком, который смог. Все говорили, что ничего не получится, нас задушат правоохранители, завалят депутаты, мы ничего не сможем принять и т. д. Эти аргументы давали нам еще больший стимул сделать все правильно.

Когда я приходил на эту должность, мы были готовы запустить рынок к Новому году. Уже через два с половиной месяца работы КРАИЛ поступили первые лицензионные платежи в бюджет. Речь идет о работе государственного органа, созданного с нуля.

Я самостоятельно зарегистрировал Комиссию, сам ходил за печатью. У нас никто никогда не задавал вопросы о том, где будет приемная, служебный автомобиль, ремонт, штат и все остальные атрибуты госслужбы. Мы сделали все наоборот, мы не бились за бюджет, а выполняли свою задачу.

В этом плане мне очень повезло с членами Комиссии, потому что на старте это были люди, которые делали все. Начиная от ксерокопий, поскольку собственного принтера у нас не было, и заканчивая правками на собственных ноутбуках на коленках в Кабмине, ездой по служебным делам на личных авто и просто на метро. В таком тесном хаосе мы очень круто стартанули и задали ритм, по которому мы сейчас работаем.

一 Что происходит в отношениях между КРАИЛ и Минфином?

一 Минфин требует внести изменения, которые противоречат закону. Конкретный пример — требование персонализировать данные, которые будут в системе государственного мониторинга. В нашем законе это прямо запрещено, мы обязаны соблюдать конфиденциальность этих данных.

В этом смысле хорошо применять все прелести госслужбы. Существует закон, и я, как госслужащий, должен действовать четко по этому закону.

Минфин предлагает найти вариант раскрытия этих данных. Но давайте лучше делать все по закону. Возможно, они думают, что если поставить эту ситуацию на тормоз — мы сдадимся. Но мы не сдадимся. Мы пойдем и скажем, что нам не дают работать. И тогда начнутся компромиссы.

На самом деле, в этом деле мы не новички. Согласование подобных вопросов — это огромная шахматная партия, в которой стороны либо находят компромисс, либо кто-то сдается.

一 Минфин предлагает проверять каждого игрока и источники происхождения его средств?

一 Да. Причем эту информацию хотят передавать в налоговую и госслужбу финансового мониторинга. Это просто убьет рынок.

Это надо делать в случае, если существуют какие-то криминальные дела. Безусловно, тогда надо открывать все данные по конкретному человеку и проверять его.

Но просто при регистрации игрока открывать все данные о нем для нескольких наблюдательных органов — это неправильно. Тогда никто не будет играть, ну или пойдет в нелегальное казино. Все мировые регуляторы поддерживают подобную позицию. Зачем изобретать велосипед, на котором уже все ездят.

一 Почему КРАИЛ не получила полномочия закрывать нелегальные заведения?

一 Не знаю. Наверное, основная причина заключается в том, что у нас правовое государство, и это часть юрисдикции правоохранительных органов. А мы не правоохранительный орган.

Было бы очень круто, если бы у нас была возможность накладывать арест, закрывать и т. д. Но, к сожалению, пока так прописано. Закон очень не идеален, его нужно дорабатывать, в нем есть много коллизий и задач, которые нельзя решить.

По сути, если к нам приходят обращения по поводу нелегальных заведений — мы перенаправляем эту информацию в полицию или СБУ. То есть мы являемся дополнительными руками в цепочке.

Я думаю, что через год-два постепенных законодательных изменений мы сможем выйти на хороший кейс других регуляторов, у которых есть полномочия блокировать счета, смотреть банковские транзакции, запрещать делать переводы. Это очень большая работа, и мировые регуляторы шли к этому годами. Мы работаем один год, и в принципе мы должны все успеть.

Будем откровенными, нелегальный рынок существует во всем мире. Просто он существует в хорошем и правильном соотношении с лицензионными операторами. В идеале это соотношение составляет 80%/20%.

一 Комиссия выполняет больше информационную функцию и просто передает данные о нелегалах?

一 Мы передаем данные, проводим мониторинг, отслеживаем нелегальные сайты, отправляем письма правоохранителям. Если правоохранители каким-то образом тормозят — мы подключаем дополнительные компетентные органы и начинаем задавать вопросы по поводу их работы. Пока эта модель не идеальна, но мы по ней работаем.

Знаете, сколько стоит «крышевание» одного нелегального зала игровых автоматов? 2000 грн. Это абсурд.

Условно, если некий сержант Иванов заходит в заведение и ему дают 2000 или даже 3000 грн — он не понимает, что конверсия этого бизнеса гораздо больше. Это самое обидное, и на этом наживаются мошенники.

一 Почему люди продолжают ходить к мошенникам? Боятся регистрации в легальных залах?

一 Я могу только пофантазировать на этот счет. Больше 10 лет люди так делали. Они не хотят изобретать что-то новое.

Им так удобно, они знают, как это работает, для них разрабатывают системы лояльности, им предлагают подарки в виде бесплатного алкоголя. Самое страшное — это когда находят трупы недалеко от нелегальных клубов, где распространяют наркотические вещества.

Помню, еще до того, как я начал работу в Комиссии, в Киеве на Борщаговке была небольшая будка с игровыми автоматами, где не было даже воздуха, но все равно сидели люди. В основном это были наркозависимые, которые использовали это как комнату отдыха. Подобные малозащищенные и низкие социальные слои населения поддерживали нелегальный бизнес.

一 Но это же не аудитория легальных казино?

一 Конечно нет. Но и простые рабочие, которые должны были потерять все деньги, по мнению противников легализации, не являются аудиторией казино.

Это двойные стандарты, которыми манипулируют.

一 То есть у нас нет людей, которые хотят ходить в легальные залы?

一 Нет, такие люди есть, и мы видим, что они ходят в такие залы. Вопрос в том, что, например, если кто-то привык смотреть пиратские фильмы в интернете, — он не будет тратить деньги на легальный контент. Надо изменить это отношение в голове.

Наверное, в нашей стране еще не все пришли к тому, чтобы не давать взятки полицейским. Многие продолжают это делать, несмотря на то, что сумма штрафа часто меньше, и оплатить его довольно просто. Это определенное мышление, которое нужно побороть. То ли наследие Советского Союза, то ли условия, в которых мы жили, привели к тому, что мы всегда ищем некие обходные пути.

Нелегальные казино готовы сделать все, чтобы человек пришел и потратил деньги. Лицензионные операторы, наоборот, помогут клиенту, когда он перебрал с алкоголем, помогут добавить себя в список игроков, которым ограничен доступ к азартным играм.

一 Я слышал, что в Реестре игроков, которым ограничен доступ к азартным играм, сейчас только 70 имен. Это правда?

一 Да, сейчас там чуть больше 70 имен. Но мы говорим о списке людей, которые самостоятельно ограничили себе доступ к азартным играм. Либо члены их семей подали такую заявку.

Возможно, не все пока знают, что такая функция работает. Возможно, часть людей еще не осознают свою проблему, и им только предстоит к этому прийти.

Это довольно долгий процесс и, как по мне, тот факт, что в этом списке уже есть люди — это здорово. Эта тенденция будет развиваться. Нужно проводить дальнейшие программы, информационные кампании, и объяснять людям, что можно ограничить себя от азартных игр на определенный период. На полгода, год или даже на пять лет.

一 Арест Евгения Гетьмана: что произошло и как это повлияло на имидж КРАИЛ?

一 Безусловно, это ударило по имиджу КРАИЛ. Для меня было большим удивлением, что во время парада ко Дню Независимости по центральным каналам в бегущей строке крутилась эта новость.

Моя позиция следующая: я жду решения суда. Только после этого решения я буду что-либо комментировать. Мы полностью сотрудничаем с правоохранительными органами и предоставляем всю информацию.

Во время обысков я добровольно предоставил доступ к своему телефону и компьютеру, дал возможность прочесть свои переписки, хотя этого не требовалось. Нам скрывать нечего, это факт, который произошел, поэтому мы ждем решения суда.

一 В помещении КРАИЛ стоят камеры и наклейки НАБУ с предупреждением о видеосъемке. Это появилось после обысков?

一 Нет, это было здесь еще до обысков.

Ко мне на прием часто хотели попасть представители бизнеса и сопутствующих сфер. Несмотря на то, что я ни с кем не встречался, я понимаю, что если ко мне заходит какой-то человек — лучше, чтобы это было.

Это некая превентивная мера, чтобы не было возможности начинать разговоры, от которых может стать хуже.

一 Сколько денег КРАИЛ привлекла в бюджет Украины за год работы?

一 Если мы говорим исключительно о лицензионных сборах — это 1,3 млрд грн. Но мы уверенно идем к цифре 1,5 млрд грн.

В принципе запуск рынка игорного бизнеса — это целый сектор экономики, который влечет за собой развитие других сфер. По состоянию на лето 2021-го было открыто около 2000 рабочих мест со средним фондом оплаты труда в 37,5 млн грн. Это дополнительные налоги с рабочих мест.

Кроме этого есть ремонтные работы, которые уже провели операторы на сумму около 311 млн грн, и из которых получилось около 62 млн грн налогов.

Самый большой бонус, который я вижу, — очень большая инвестиция в сферу информационных технологий. Компании в Украине получили массу заказов от игорного бизнеса.

Легализация — это рабочие места, начиная от горничной, и заканчивая фабриками, которые шьют одежду для крупье. Даже тот факт, что у таксиста получается выполнять больше заказов, связан с открытием рынка игорного бизнеса. Можно увидеть много туристов в Киеве, Одессе и других городах, которые, среди прочего, также идут играть в легальные заведения.

Это туризм, это отели, это рестораны… Это очень классная история.

Присоединяйтесь к нам в соцсетях Facebook, Telegram и Instagram.

Advertisement
Показать ещё новости
Радіо НВ
X